?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Я

Я провинциалка. В любом социуме, в любом общении чувствую себя на ступеньку ниже окружающих...

UPD. Я здесь не ради ТОПа или СК. Это просто осколочки жизни моей.

Встречи - общение

Закончились мастер-классы.
Не хотелось расставаться с атмосферой творчества, с россыпью чудесных мелочей – из которых может получиться что-то прекрасное.
И где-то Там меня услышали. Хозяйка волшебного магазинчика предложила помочь ей по субботам – заменить продавца.
Решила попробовать. Изучаю ассортимент, но гораздо интереснее общение…
Мои заметки из нескольких дней.
Первая покупательница. Выбирает подарок маленькой племяннице. Недорого. Предлагаю симпатичного вязаного медвежонка. Она – «Это моя работа. Только что-то долго не продается.» Говорю, что обязательно продастся на этой неделе. И так и случилось. В следующую субботу медведя на полках не было. Но остался еще один этой же мастерицы. Каждую свою смену любуюсь им и где-то подспудно не хочу с ним расставаться. Может поэтому и не забирают его?
Бабулечка. Принесла связанные игрушки на продажу. Разговорчива, доброжелательна. Зять подарил компьютер, и она открыла для себя удивительный мир творчества. Игрушки не тривиальны. Мне нравится и сама рукодельница, и как она открыта для общения, и творения её.
Молодая мама ищет маленькие бубенчики для музыкальной поделки в детский сад. Маленькие-маленькие. Где же они могут быть? Находятся практически моментально. Подбираем к ним украшения. Всё хорошо. Покупательница довольна. У меня «гора с плеч» - освоила еще небольшой уголок магазина с рукодельными мелочами.
Снова бабушка. Принесла маленькие корзинки на продажу. Разговор начинается с ворчания – «Где мои предыдущие работы?» Ищу по всему магазинчику. Не вижу! Вспоминаю правила торговли – расстановка на полках, «красные», «жёлтые» зоны. Бесполезно. Нет их! Женщина уходит недовольная, а я - буквально - в ту же секунду - вижу её работы. На душе осадок, но почему-то не хочется догнать и сказать – «Вот они, Ваши корзиночки! На очень хорошем месте стоят.»
Забежала на минутку Маша. Солнечный лучик, райская птичка. Рядом с ней светло и легко.
За пять минут до закрытия зашла мама с дочкой лет двенадцати. Долго ходят- смотрят, на примере других черпают идеи для своего творчества. Но меня почему-то не раздражает, что мой рабочий день становится длиннее. Пытаюсь понять – почему. Внимательно присматриваюсь. Узнаю в них замечательных танцоров рок-н-ролла на юбилейном вечере местного музея. Как они «зажигали» тогда! Незабываемо! Наше с ними общение в магазинчике затянулось на целый час. Почаще бы такие покупатели приходили.
Надя принесла зайцев и кошечек. Именно кошечек, держа их в руках – самой хочется помурчать.
Ажиотаж перед праздниками. И даже перед 8 Марта покупатели, в основном, прекрасного пола. Женщины щебечут, девчушки меряют сережки (Лена, зеркало нам надо). Редкие мужчины немногословны, подарки выбирают быстро.
Завтра снова мой день в магазине. Приходите.
Ещё о многом хочется рассказать. Но в другой раз…

Одноклассник

Сегодня вся лента в ОК заполнена фотографиями с вечера встречи одноклассников.
Не хожу на такие мероприятия.
Просто навеяло...
В эту школу родители перевели меня в пятом классе, так как в нашем городе она считалась лучшей. Да и класс по составу подобрался сильный, особенно наш ряд у окна.
Мы любили и уважали хороших учителей, хороших - в знании своего предмета, а тех, кто вел уроки по тетрадке и не отступал от учебника ни на шаг - доводили...
Особенно доставалось математичке - контрольные работы решались альтернативным способом, за что оценка снижалась, не все из нас были карьеристами, поэтому не придавали значения - "4" или "5", хотя могли и поспорить.
Но я о другом. О мальчике с нашего ряда у окна.
Шесть парт. Восемь мальчишек, четыре девочки.
Десять человек - гремучая смесь самоуверенности, юношеского максимализма.
А на первой парте два троечника-тихони. Практически не замечаемые нами.
Семья одного из них переехала в дом, где я жила. И однажды он пришел ко мне за помощью в решении задачи. Я была удивлена, даже скорее - ошеломлена - как он грамотно и четко рассказывал и объяснял решение, и что у него не получалось. Почему же тогда у него низкие оценки?
Стала слушать - как он отвечает на уроке.
Ведь до этого момента совершенно было неинтересно - как там троечники отвечают. Что они могут интересного сказать?
Он рассказал параграф своим обычным тихим голосом, учитель к нам - "Дополнения будут?". Все молчат, никто же не слушал. Учитель - "Садись, три." Я - "Почему три? Он же всё рассказал!" Ответа я, естественно, не получила.
Стала смотреть его контрольные работы - оценка там снижалась за малейшие помарки и т.п.
Скоро я забыла о нем и также, как все, перестала слушать его устные ответы.
В 17 лет уехала поступать в Университет далеко от дома. Очень хотела в МИФИ, но девчонок туда не брали. Обидевшись на всю Москву, уехала на холодный Урал.
Поступила. Приехав домой на каникулы, узнала, что практически весь наш класс поступил в ВУЗы. Только два или три человека пошли сразу работать.
А тот мальчик? Блестяще поступил в Политехнический, не смотря на низкий средний балл из аттестата. А потом и закончил институт с красным дипломом.
Как он не сломался в школе?
Мы - одноклассники - его не обижали, мы его просто не замечали, учителя его не слушали или придирались.
Где он и как сложилась его жизнь - не знаю.

Сказки, в которых три сына или три дочери определяют основной сюжет - младший ребёнок всегда самый удачливый.

Иногда у старших даже имени нет.
"В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь, и было у него три сына. Младшего звали Иван-царевич."
"Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий — дурачок Емеля."
"Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу — в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала..."

У Пушкина в Сказке о Царе Салтане царицей стала младшая сестрица.

И хотя бывает, что именно младшая дочь доставляет больше хлопот - Аленький цветочек, например. Но это окупается в конце сказки богатством и счастливым замужеством.

Почему в конце сказки именно к младшим приходит удача?
Правда - сомнения меня берут - можно ли это назвать удачей?
"Взяла тогда царевна дурака за руку, подвела к отцу и говорит:
— Вот, батюшка, мой суженый."

Что это? Ревность старших к младшим или наоборот желание, чтобы у младшего поколения всё сложилось лучше, чем у них?

Выпиливала я из ТОПа разных неадекватных...
Перестала совсем заходить в ЖЖ.

Сейчас раз в неделю просматриваю главную и Ленту друзей.
Но те, кто нравился - пишут редко или вообще замолчали. ТОП хуже Одноклассников стал. В популярных (ранее) сообществах перестали комментировать записи.

Очень не хватает dolboeb. Разнес он бы всё к ...... А может просто ушёл бы из ЖЖ насовсем. Что впрочем, он и сделал.

Навеяло воспоминаниями про рыбий жир.

Мы жили на улице Розы Люксембург. Детский садик у старого хлебозавода, там сейчас Росстрах.
В лето, когда нам с Иринкой Галаниной исполнилось по 6 лет – родители написали расписку,  что мы можем сами – без старших!!! – приходить утром и уходить вечером из детсада. Гордости нашей не было предела. А Тане Смирновой такой расписки не дали. В крайнем случае, разрешили с нами ходить.
Но свобода не приходит одна. Раз можешь самостоятельно по Семёнову ходить  - получи обязанность!
Утром – до садика – идти в больницу, где в ларьке выдавали хлеб по карточкам. В магазинах тогда был только черный. А в больнице выдавали по полбуханки серо-белого. Очередь не очень большая была. В хлебных магазинах гораздо длиннее.
Принесешь домой хлеб и пора в садик.
Три подружки-веселушки радостно бежали в детский сад – там друзья, игрушки, печенюшка в полдник. По дороге пугали Таню, что нельзя наступать на трещины в асфальте – горе дома будет. А сами наступали на эти трещины и смотрели – испугается Таня?
Некоторые (нехорошие) дети по утрам плакали, что не хотят оставаться в садике. Я этого не понимала. Надо, значит надо. Да и плохого в садике ничего не было.  Ну, утренний рыбий жир не очень нравился – но это быстро, а потом столько всего интересного!
А этим – нехорошим – детям, когда они плакали, давали игрушки из заветного шкафчика. Там были прекрасные куклы и заводные машинки. Игрушки из этого шкафа доставали и показывали нам на занятиях, играть ими не разрешалось. Но вот вредные плаксы по утрам играли с ними.
А как заплакать, если сама в садик приходишь?
Однажды утром папа проводил меня до садика. И вдруг у калитки я заплакала. Удивлению его не было предела. Он же не знал, что это ради чудесной куклы.  Куклу мне дали. Но рассмотреть её и тем более поиграть – не успела. Пришла постоянная плакальщица и драгоценную куклу отдали ей.
12_1

Светлой памяти тётушки моей – Марфы Герасимовны.

Семейные истории не всегда поддаются расшифровке. Память выборочно хранит моменты, вырезая середину или начало произошедшего.
Я очень любила свою тётю Маню. Привязанность была сильной, но неосознаваемой для меня. Я знала, что есть место – где мне всегда рады, где светло и уютно.
Почему мы так любили друг друга – поняла по случайному маминому рассказу, который ей не очень хотелось вспоминать.
Меня отдали в ясли в два месяца.
Пытаюсь понять – что я могла чувствовать в шестьдесят первый день жизни, оказавшись без мамы. Наверное – страх, непонимание – почему меня бросили…
Помню большую веранду, где лежат много завернутых кулечков. Вижу их с высоты. Все спят, а я лежу с открытыми глазами. Мне страшно.
Через много лет – я зашла в те ясли и увидела эту веранду, как её помнила. И большие окна, и деревянный потолок.
Тетя Маня была одинокой. Послевоенная молодость у многих девчат отобрала семейное счастье.
Она не старалась заменить мне маму. Но так сложились обстоятельства, что в первый мой ясельный день домой меня забирала тётя Маня. Наверное, это и стало определяющим в моем чувстве защищенности именно с ней.
Когда несколько лет назад я шла в областную онкологию – почему-то хорошо знала – куда идти. Под аркой остановилась и увидела, казалось, давно забытое – я забираю тётю Маню из больницы, из этого отделения. Тогда не говорили диагноз, но она вскрыла конверт при выписке и всё поняла.
Почему послали меня – молодую девчонку – её забирать, наверное, чтобы отдать долг за ясли…
Она верила в Бога, но в отличие от бабушки, никогда со мной не говорила на эту тему. Я знала, это не потому, что она боится своего брата – моего отца – парторга. А эта вера у нас такая строгая, не пристало о ней со всяким разговаривать – староверы мы.
Тётя Маня была жизнерадостной и весёлой. Но фотографировалась только на документы. Не ходила в кино и театры.
Другая папина сестра работала в кинотеатре кассиром.
И моя память мучала меня вопросом – почему тётя Маня вдруг пошла в кино, и выбор её пал на фильм «Вий».
На днях пазл сошелся. Оказывается – когда в нашем городке построили новый кинотеатр – первым фильмом там шёл именно «Вий». И, скорее всего, тётушка-кассир уговорила свою сестру присутствовать на празднике открытия. Но тётя Маня не смогла смотреть про Вия и убежала. Семейные предания особенно ярко описывают момент бегства из кинотеатра.

Она ушла от нас в день и в час моего рождения.

Летний день. Мне четыре года. Идём с мамой от электрички до Захарово.
Полевая тропинка, травы, высокое небо. И всё это залито солнечным светом.
Радость переполняет меня. Мир после узких городских тротуаров кажется необъятным.
Хочется бегать, кружиться, петь. Но я – послушная девочка и стараюсь идти спокойно, держа маму за руку.
Зайдя в дом, не выдерживаю,  быстрее – через тесную переднюю избу – в просторную горницу. Не сняв сандалий, бегаю кругами.
И вдруг – замерев – спрашиваю: «А Кузьминишна не придёт?»
Мама с бабушкой смеются.
Я знаю, знаю, что здесь нет строгой Кузьминичны с первого этажа. Но мне так радостно от их смеха!
Мне радостно от деревенского простора, от запаха свежеиспеченного хлеба, некрашеных половиц, от улыбчивых бабушкиных глаз.

Сладости детства моего

В детстве было много разных сладостей.
Помните?
Кусок батона посыпать сахарным песком и немножко смочить водой, чтобы сахар впитался в хлеб.
Пенка от клубничного варенья на белую булку.
Варёная сгущенка.
Жжёный сахар.
Сладкая колбаса из печенья, какао и сливочного масла.
Пока родители на работе – сварить в маленькой кастрюле сахар на молоке. И главное, успеть отмыть кастрюлю до прихода  мамы.
Кофейные и какао-кубики с сахаром – две штуки вместо школьного завтрака.
Сваренный самостоятельно кисель из свежих ягод, только чтобы пенки сверху не было.
А варенье столовой ложкой пробовали? Вкуснотища!
Созерцание запасённых на зиму банок с вареньем. Тайком открыть самую дальнюю и съесть одну маленькую ложку, чтобы бабуля не заметила.
Густое земляничное, прозрачное яблочное с брусникой, изысканное вишнёвое.
Красивые вазочки для варенья на тонкой ножке, а ещё розетки каждому.
Ну, и конечно, конфеты – от Дунькиной радости до Мишки на Севере.
Шоколад был в основном по праздникам.
Как-то нам с сестрой захотелось есть шоколад, как в кино. Чтобы с шуршанием порвать фольгу и надкусить целую плитку. Накопили денег от школьных обедов. Купили две самые большие и дорогие шоколадки – надо же каждой испытать это счастье. В сладостном предвкушении рвём обёртку, надкусываем – и … понимаем, что ничего особенного. Не вкуснее обычного – когда плитка делилась аккуратными кусочками на всех.
А сейчас … Ах, это быстрые углеводы.  Варенье чуть ли не ядом считают. И не варят. А если кто и сварит – то потом проблема – никто не ест.
crop
5352119_1000
ChocolateBar-683x1024

Димка и Нурик

Когда Димку вызывали читать, весь класс расслаблялся. Впереди было пять минут отдыха.
Читал он по буквам. Же, и – жи, лэ,и – ли, жили, бэ,ы –бы, лэ,и –ли, были, жили-были, дэ, е – де, дэ, дед, дэ, а да, бэ,а – ба, бэ, кэ, а – бка, бабка.
Попытки научить его читать хотя бы по слогам долго не приносили успеха. Но Валентина Петровна нашла заветный ключик, и к концу первого класса Дима читал довольно бегло.
Чего это стоило – знают только двое. Не могла оставить она это чудо наедине с его: же, и – жи…
Димкино чудо было в  бесподобном пересказе прочитанного.
Успев прочитать за отведённое время только – «Жили-были дед, да бабка. И была у них курочка Ряба»,  Дима с удовольствием соглашался пересказать прочитанное.
– Жили дед Иван, да бабка Марья.  У них были куры. Одна из куриц была пёстренькая, рыжая такая, и дед с бабкой звали её Ряба.
- Дима, там же нет имен!
- Ну не могут быть люди без имени.

Нурлан читал очень быстро. Но пересказать прочитанное не мог совсем. Голова резко опускалась вниз и – тишина.
Все известные методики разбивались о молчание Нурика. Воспитанный в национальных – курдских – традициях, он – маленький мужчина – при неудачах замыкался в себе, и ничем его оттуда было не выманить.
Как-то после уроков Валентина Петровна  дала ему почитать книгу детских стихов. Надеясь хоть немного сдвинуть понимание  текстов. Не от простого к сложному, а наоборот. Попробуйте сами пересказать стихотворение. Это непросто – рифму перевести в прозу.
Нурик читал «про себя», быстро перелистывая страницы. Учительница сидела за своим столом, ждала захочет что-нибудь рассказать-пересказать? И вдруг – широкая улыбка на лице мальчишки, переходящая в робкое хихиканье. Это было стихотворение Юнны Мориц, «Малиновая кошка».
Ура! Маленькая, но такая важная победа. С этого дня Нурлан начал рассказывать. Но самое главное – по математике стали решаться задачки.

Никогда не знаешь, что и когда сработает.

Малиновая кошкаCollapse )

Profile

78
kopika
Качалина Ольга

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow