Качалина Ольга (kopika) wrote,
Качалина Ольга
kopika

Двор детства моего

На прошлой неделе в местной газете напечатали большой материал Ирины Колобовой - "Хранить то, что имеем". У Ирины "бойкое перо". Но в этот раз не очень понравилось - как-то коряво получилось. А может я предвзято отнеслась к этой статье. Так как, Миша Смирнов - Михаил Викторович - он человек из моего детства.
Мы жили в одном доме. С его младшей сестрой Татьяной дружили детской девчоночьей дружбой, когда обиды - на всю оставшуюся жизнь, а потом - "Мирись, мирись и больше не дерись" - тоже навсегда. Таня была красавицей, а ещё у неё было огромное преимущество перед остальными девчонками нашего двора - старший брат!
Мишины родители - Олимпиада Степановна и Виктор Михайлович - для нашего провинциального городка были неординарными личностями.
Олимпиада Степановна - строгая, с очень прямой спиной, женщина-начальник.
Виктор Михайлович директорствовал в ДК.
Как же здорово тогда было в нашем Доме Культуры! Столько разных кружков и секций.
Я разрывалась, как в том стихотворении: "Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота, за кружок по рисованью тоже все голосовали...".
Но самым интересным была театральная студия. Вёл её Виктор Михайлович вместе с Осминкиным Валентином Ивановичем.
На новый спектакль собирался весь город. А девчонкам нашего дома разрешали иногда приходить на репетиции.
Мишин отец был художником. Писал пейзажи маслом. Одна из его картин хранится в доме моих родителей.
Много фотографировал. Каждое первое сентября была обязательная фотосессия с участием всех жителей дома, но главными были мы - девочки с бантами, в белых носочках, в школьной форме.
Ремонт в квартире Смирновых тянулся годами. То Виктор Михайлович делал какую-то особенную лепнину для потолка, то создавал на деревянном полу картину, которую прорисовал постепенно, в несколько слоев краски.
Длинными летними вечерами Миша выносил во двор магнитофон, и Кобзон пел нам: "А у нас во дворе есть девчонка одна". Мы замирали под эту песню и мечтали: "Вот закончим детский сад и наденем туфли на каблучках и..." Но тут под слова: "Или утром стучит каблучками она" - когда мы уже реально медитировали - Алька, ленинградский родственник другой нашей подружки, тихонько подкрадывался и хлестал крапивой наши ноги.
Двор граничил с редакцией местной газеты.
Вместо забора были стены одноэтажной типографии, с крыши которой так здорово было прыгать в снег. Не очень высоко. Мы же девчонки - немножко трусишки. Но утонуть в снегу по пояс хватало.
А ещё мы любили наблюдать через окна типографии - как набирался текст, как печаталась газета. Нас не прогоняли, а если кто чужой (из другого двора) хотел смотреть в эти окна - рабочие ругались и прогоняли.
В Новый год Смирновы организовывали для детворы нашего дома праздник у себя в квартире - с играми, сюрпризами, подарками.
В 11 (моих) лет родители переехали на другую квартиру.
А детство мое осталось в том дворе...
Tags: Осколочки жизни моей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments